?

Log in

No account? Create an account
На Слоне о российском законотворчестве - Ella — LiveJournal
July 20th, 2015
11:59 am

[Link]

Previous Entry Share Next Entry
На Слоне о российском законотворчестве
Избавление от обязанностей
Элла Панеях
Социолог
https://slon.ru/posts/54135#_=_

Группа депутатов, из которых по крайней мере часть известна плотными контактами с правоохранительными органами, внесла в Госдуму поправки к закону «О полиции» и примыкающим к нему актам. Поправки уже вызвали бурную реакцию, в основном в духе «полицейским хотят разрешить стрелять в людных местах» и «режим ожидает цветной революции со дня на день». Но если вглядеться в документ, впечатление меняется. Проект поправок писали не какие-то перепуганные душители свободы в Госдуме и выше, а профессионалы, то есть действующие силовики, хорошо знакомые с реалиями повседневной службы. И писали они его не для «режима», а для себя, любимых. Для удобства своей повседневной деятельности.

Поправки просто последовательно убирают из текста закона или выхолащивают в нем все положения, которые «мешают силовикам работать», – именно те, которые, несмотря на довольно серьезный перекос в тексте самого закона «О полиции» в сторону возможностей полицейских и в ущерб защиты прав граждан, на практике эти права действительно защищали. Или могли бы защищать, если бы в той реальной правовой среде, в которой действует закон, эти положения удалось бы заставить работать. Это общее правило: любая норма, на практике защищающая ваши права, когда на них покушается полиция, представляет собой неудобство для полицейского. Где-то приходится соблюдать трудоемкие и неудобные правила, где-то – напрягаться просить санкции суда, где-то – объясняться по поводу каждого случая применения оружия. Исследователю выявить такие нормы несложно: именно там, где они есть, и появляются стабильные, институционализированные практики их обхода – однотипные в разных подразделениях и устойчивые к изменениям писаной нормы. Практику еще проще: он знает лучше нас, что ему мешает, поверьте; и, находясь под постоянным прессингом проверок и угрозой уголовного преследования, пренебрегать буквой закона, точнее, той небольшой частью этой буквы, за выявленное нарушение которой ему может действительно «прилететь», он вовсе не расположен. Расположен он с нею хитрить и манипулировать, но это процесс, требующий времени и сил и таящий в себе собственные риски.

Новый закон «О полиции» действует уже почти пять лет, и у полицейских накопились к нему конкретные претензии: к тем конкретным пунктикам и закорючкам, формулировкам, из-за которых приходится либо напрягаться (объясняться, просить разрешения, следовать скучным правилам), либо – что чаще – изворачиваться, вырабатывать полузаконные, а то и откровенно преступные практики обхода неудобных правил.

Например, если надо задержать человека на дому, бывает нетрудно потом сделать так, что по бумагам он как будто вышел сам навстречу гостеприимному наряду и сдался в плен (если кто не знает, «пленные» – это стандартное полицейское определение для любых задержанных); к фальсификации протоколов в таком случае можно привлечь, скажем, того, кто вызвал полицию, или добровольных помощников. Но зачем напрягаться, когда есть возможность просто изменить правила? Обсуждаемый законопроект практически не создает никакой чудовищной новой практики. Зато легализует, узаконивает незаконные и преступные методы, которые сформировались после принятия закона «О полиции». Ну и еще, как увидим ниже, добавляет полиции несколько маленьких приятных бонусов.

Изменения, предложенные этим законопроектом, уже известны. Давайте посмотрим на него как на яркий образец логики, в которой работает такое законотворчество.

В момент принятия закон «О полиции» представлял собой цельный, от начала до конца прописанный заново документ, с понятной структурой и определенной, хоть и не бесспорной, внутренней логикой. Но такое бывает редко. Как правило – и поправки к закону «О полиции» не исключение, – законодательная новация состоит из набора «заплаток» на уже действующие акты: там поменяем словцо, здесь добавим строчку, изложим абзац-другой новым языком. Выглядит это примерно так:

…2) в статье 5:

а) во втором предложении части 3 слово «обязан» заменить словом «должен»;

б) часть 4 изложить в следующей редакции: «4. При обращении к гражданину сотрудник полиции должен назвать свои должность, звание, фамилию, предъявить по требованию гражданина служебное удостоверение, после чего сообщить причину и цель обращения». <…>

д) дополнить частью 5’1 следующего содержания: «5'. При возникновении обстоятельств, угрожающих жизни и здоровью сотрудника полиции или иных граждан, необходимости незамедлительного пресечения преступления или административного правонарушения либо преследования лиц, их совершивших, положения, предусмотренные частями 4, 4'1 и 5 настоящей статьи, реализуются сотрудником полиции сразу после прекращения указанных обстоятельств или действий»;

е) в части 7 слова «обязана обеспечить» заменить словом «обеспечивает»…

Ну и так далее.

Чтобы понять тут логику законодателя, нужно идти по тексту действующего закона и смотреть: что же в нем пытаются изменить? Если проделать эту процедуру, образ мыслей действительных авторов закона становится виден как на ладони. Так мыслит ленивый и нечестный служака, у которого есть две основные функции: достижение плановых показателей по раскрываемости уголовных дел, выписке административных штрафов и прочей обязательной рутине и минимизация жалоб от населения, которые могут быть приняты всерьез начальством, прокуратурой или судом. И этот служака стремится обеспечить себе минимум ответственности при минимуме усилий. Что же мы видим? Пройдемся буквально по некоторым строчкам, чтобы раскрыть саму суть приема. Итак, первая поправка.

…часть 2 статьи 4 после слов «создаваемые для» дополнить словом «обеспечения». То есть (извините, сейчас будет занудно), фразу в законе «В состав полиции могут входить подразделения, организации и службы, создаваемые для выполнения возложенных на полицию обязанностей (далее – подразделения полиции)» заменить на «В состав полиции могут входить подразделения, организации и службы, создаваемые для обеспечения и выполнения возложенных на полицию обязанностей (далее – подразделения полиции)».

Как уже отметили знающие эксперты, этим одним словцом уничтожается одна из самых неприятных для полиции новаций закона 2011 года: разделение служб МВД на полицейские – выполняющие профильные функции – и обеспечивающие деятельность полиции, вспомогательные.


Сотрудники последних не получали материальных бонусов, гарантированных полицейским, и не имели соответствующих особых полномочий; неудобно, конечно, когда в рамках одного ОВД сотрудники подчиняются разному начальству и работают по разным правилам. Ничего «кроваворежимного» тут нет: чисто хозяйственная штучка, позволяющая давать полицейские звания, а с ними ничем не заслуженные особые права и материальные «плюшки» делопроизводителям и бухгалтерам. Учитывая грядущие заметные сокращения кадровой численности полиции, это просто значит, что «земляных» сотрудников, занимающихся собственно охраной какого уж есть правопорядка, станет еще меньше, а их привилегии, теоретически призванные компенсировать тяготы и опасности службы, достанутся самым главным людям – тем, кто, ничем не рискуя, работает в офисе с бумажками.

Далее, буквально следующая по тексту поправка:

«…во втором предложении части 3 слово “обязан” заменить словом “должен”».

То есть в законе написано: «Сотрудник полиции обязан пресекать действия, которыми гражданину умышленно причиняются боль, физическое или нравственное страдание» (в контексте этой статьи закона речь идет о действиях самих полицейских). А теперь должно быть написано «должен пресекать» вот это же самое. И таких же однотипных поправок дальше еще вагон: из текста закона методично изымается слово «обязан» в отношении полицейского или полиции в целом и заменяется либо на это самое «должен», либо на безличные конструкции типа: «В случае нарушения сотрудником полиции прав и свобод граждан или прав организаций полиция в пределах своих полномочий принимает меры по восстановлению нарушенных прав и свобод» (вместо: «обязана принимать меры»). Казалось бы, какая разница? Что должен, что обязан. Пока юристы гадают, Роман Хабаров, сам бывший сотрудник полиции, понимающий, как там делаются дела, разъясняет в интервью журналу «7×7»: оказывается, если в официальном документе написано «обязан», то за невыполнение правила можно привлечь к ответственности, а любое другое слово, обозначающее долженствование, означает лишь пустое пожелание в адрес должностного лица.

Сотрудник больше не обязан (хотя должен): называться при задержании, разъяснять права, выслушивать обратившихся к нему граждан и выполнять много-много других скучных обязанностей
Сомневаюсь, чтобы хоть в одной нормально функционирующей правовой системе судья принял такую аргументацию к рассмотрению (если я не права, пусть юристы меня поправят), но к духу правоприменения, принятого в МВД и вообще в российской юстиции, это толкование подходит как нельзя лучше. Сотрудник больше не обязан (хотя должен): называться при задержании, разъяснять права, выслушивать обратившихся к нему граждан и выполнять много-много еще скучных обязанностей, из которых, собственно, во многом и состоит полицейская служба. Представился, выслушал – молодец, возьми с полки пирожок, сделал то, что должен. Не сделал – ну не судьба. Полиция в целом не обязана обеспечивать гражданину возможность ознакомления с документами, непосредственно затрагивающими его права и свободы; принимать меры для восстановления нарушенных ею же прав и свобод граждан, и так далее. Ничего этого она, прямо скажем, и так не делала при каждом удобном случае. Но раньше для этого приходилось вертеться или отписываться.

Зато – это следующая содержательная поправка – из части 4 статьи 6 «Сотрудник полиции не может в оправдание своих действий (бездействия) при выполнении служебных обязанностей ссылаться на интересы службы, экономическую целесообразность, незаконные требования, приказы и распоряжения вышестоящих должностных лиц или какие-либо иные обстоятельства» убираются «иные обстоятельства». Если в жизни граждан неопределенность растет, то для полицейских она должна падать, делать условия их службы более справедливыми и удобными. Нетрудно представить себе, как начальник-самодур тыкает подчиненного в эту статью закона, отказываясь на этом основании принимать вообще какие бы то ни было объяснения его, предположим вполне правомерных, действий. Почему не явился на место происшествия? Ах, бензина не было? Пошел вон, мог и на своей машине доехать (общая практика). Дурная (без всякой иронии) норма подлежит исправлению – для себя, любимых, ничего не жалко.

Кажется, смысл приема понятен. По ходу пьесы, как известно, упрощается регулирование применения оружия, полицейские получают дополнительную возможность врываться в дома граждан, обыскивать, задерживать, отказывать в предоставлении информации и т.д. Да, без сомнения, все это будет использовано и для противоправных преследований инакомыслящих. Но это будет побочный эффект. А сам смысл будущего закона практически исчерпывающе изложен в самом скандальном его положении: «Государство гарантирует презумпцию доверия и поддержку сотруднику полиции при выполнении им служебных обязанностей». И отказывает в презумпции невиновности и поддержке гражданам, в их взаимодействии с полицией.

(3 comments | Leave a comment)

Comments
 
[User Picture]
From:grey_dolphin
Date:July 20th, 2015 10:13 am (UTC)

это не только о полиции

(Link)
Идеальный закон о здравоохранении с точки зрения медиков:

статья 1 "медики должны лечить пациентов когда и как им вздумается"

статья 2 "государство гарантирует презумпцию доверия и поддержку медику при исполнении им (ей) служебных обязанностей"
From:(Anonymous)
Date:July 20th, 2015 03:29 pm (UTC)

Re: это не только о полиции

(Link)
Вопрос-то не в этом, а в том, кто кого сборет, если медик налезет на мента (ну, или наоборот).
[User Picture]
From:livejournal
Date:July 20th, 2015 10:33 am (UTC)
(Link)
Hello! Your entry got to top-25 of the most popular entries of the Northern region in LiveJournal! Learn more about LiveJournal Ratings in FAQ.
Powered by LiveJournal.com