November 29th, 2015

photo

(no subject)

Сообщество "феминистки" объявило мораторий на дискуссии о материнстве. По-моему, ничего более дурацкого сделать было нельзя. Да вот, видите ли, в России самой напряженной точкой гендерного конфликта является именно статус материнства. И еще, я бы сказала, такое, эээ... насилие, размазанное вокруг возрастных норм (девушка должна это, женщина обязана это-это-это, тетке средних лет нельзя того и другого, старушка вообще должна гнить на лавочке молча). А вовсе не неравная заработная плата, разборки вокруг дележа домашней работы и всякий лукизм, как в США 60-х годов, с которых сообщество зачем-то слизывает повестку. Не, это все есть, чего бы ему не быть? Все положняковое, из пожелтевших англоязычных методичек доинтернетной эры, имеет место здесь и сейчас, и легко выявляется при соответствующей оптике. Но болит у живых людей в данном месте и времени в первую очередь не это.
И да, вот именно сейчас в реальном текущем российском обществе конфликт созрел до той плодотворной стадии, когда людям хочется об этом поговорить. Эмоционально. Это успех, вообще-то. Успех общественного движения на ранних стадиях так и выглядит: начавшийся вокруг темы срач, вместо усмешечек и глухого молчания. Да, конечно, на фоне войны, экономического развала и все такоэ мы нашли время и место поболтать о подгузниках. Но такие процессы время и место не выбирают; они его меняют, собственно, время и место. Медленно, но весьма радикально. Общество дозрело для дискуссии по самому больному из своих гендерных вопросов.
Но нет, мы будем хранить мир и благорастворение на площадке, и обсуждать цветовую дифференциацию штанов детских игрушек. Жалка, на самом деле.